На главную

Новости Республики

26.06.2019
[prefix]УФА, 26 июн 2019. /ИА «Башинформ»/.[/prefix] В Вене состоялись Дни Республики Башкортостан в...
25.06.2019
[prefix]УФА, 25 июн 2019. /ИА «Башинформ»/.[/prefix] Президент России Владимир Путин проведет заседа...

Контакты

Адрес: г. Уфа, ул. Тукаева, дом 46
                450101
E-mail: ksrb@bashkortostan.ru
Тел.: +7 (347) 280–86-30
Факс: +7 (347) 250-63-71


Определения

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА

РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН

об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беленького Александра Александровича на нарушение конституционных прав пунктом 5 части 2 статьи 5 Закона Республики Башкортостан «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время»

город Уфа 27 мая 2014 года

Конституционный Суд Республики Башкортостан в составе председательствующего – судьи В.М. Крылова, судей Р.Р. Каримовой, Ф.Р. Муратшина,

заслушав заключение судьи В.М. Крылова, проводившего на основании статьи 44 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан» предварительное изучение обращения,

установил:

1. Гражданин Беленький А.А., проживающий в городе Верхняя Пышма Свердловской области, оспаривает конституционность пункта 5 части 2 статьи 5 Закона Республики Башкортостан от 18 июля 2011 года № 430-з «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время», согласно которому в случае совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, осуществляемых в соответствии с законодательством и в рамках канонических требований конфессий, не применяются положения части 1 этой статьи о недопущении совершения в ночное время действий, влекущих нарушение покоя граждан и тишины.

По его мнению, оспариваемая норма противоречит Конституции Республики Башкортостан, ее статьям 17, 18 и 19, поскольку нарушает право на тишину в ночное время, так как ежедневные утренние и вечерние призывы к молитве в мечетях на территории Республики Башкортостан происходят в ранние (около 3.00) и поздние (23.00-24.00) часы.

2. В соответствии с Конституцией Республики Башкортостан, человек, его права и свободы являются высшей ценностью в Республике Башкортостан; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность Республики Башкортостан как государства. Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Каждый в Республике Башкортостан имеет право на отдых, на охрану здоровья и медицинскую помощь (статьи 2, 30, 41,часть первая статьи 43).

Закрепляя свободу выражения религиозных убеждений, Конституция Республики Башкортостан, наряду с этим, устанавливает границы невмешательства государства в отношения между гражданами и религией, провозглашая, что Республика Башкортостан - светское государство; никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной; религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом (статья 13).

Согласно Конституции Российской Федерации защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности, административное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункты «б» и «к» части 1). По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (статья 76, часть 2).

2.1. Правовое регулирование отношений в области прав человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания, а также правовое положение религиозных объединений установлены Федеральным законом от 26 сентября 1997 года №125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – Федеральный закон от 26 сентября 1997 года). Данным Законом, в частности, предусмотрено, что законодательство о свободе совести, свободе вероисповедания и религиозных объединениях состоит из соответствующих норм Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, из названного Федерального закона, принимаемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации; права человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания регулируются федеральным законом; законы и иные нормативные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации и затрагивающие реализацию права на свободу совести и свободу вероисповедания, а также деятельность религиозных объединений, должны соответствовать указанному Федеральному закону (статья 1, пункты 1 и 2 статьи 2).

Главой 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 года урегулированы права и условия деятельности религиозных организаций. Согласно пунктам 1 и 2 его статьи 16, религиозные организации вправе основывать и содержать культовые здания и сооружения, иные места и объекты, специально предназначенные для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества); богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, в местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях. В соответствии с конституционным принципом отделения религиозных объединений от государства государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит данному Федеральному закону (абзац третий пункта 2 статьи 4).

В Республике Башкортостан принят Закон Республики Башкортостан от 20 июня 1991 года № ВС-6/19 «О свободе совести и вероисповедания в Республике Башкортостан», который устанавливает, что богослужения, другие религиозные обряды и церемонии беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях и на относящейся к ним территории, в других местах, предоставленных религиозным организациям в этих целях, местах паломничества, в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, на кладбищах и в крематориях, а также в жилых помещениях граждан по их желанию, если при этом не нарушаются права и свободы других граждан (часть вторая статьи 8).

При этом, как показал анализ, каких-либо ограничений, связанных с временными рамками проведения богослужений, молитвенных и религиозных собраний, других религиозных обрядов и церемоний в культовых зданиях и сооружениях и на относящихся к ним территориях, в иных местах, предоставленных религиозным организациям для этих целей, Федеральный закон от 26 сентября 1997 года и Закон Республики Башкортостан «О свободе совести и вероисповедания в Республике Башкортостан» не содержат.

Пункт 2 статьи 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 года предусматривает, что право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Конституционный Суд Российской Федерации в этой связи неоднократно указывал, что Конституция Российской Федерации предусматривает возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3). В данной статье содержится исчерпывающий перечень тех целей, которые могут оправдать введение ограничений всех прав и свобод человека и гражданина. При регулировании общественных отношений федеральный законодатель связан конституционным принципом соразмерности и вытекающими из него требованиями адекватности и пропорциональности используемых правовых средств; в тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; даже имея цель воспрепятствовать злоупотреблению правом, он должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями таких ограничений меры (Постановления от 14 мая 1999 года № 8-П, от 14 ноября 2005 года № 10-П, от 26 декабря 2005 года № 14-П и от 13 июля 2010 года № 15-П; Определение от 25 января 2012 года № 179-О-О).

В Постановлении от 8 декабря 2009 года № 19-П Конституционный Суд Российской Федерации особо отметил, что ограничения конституционных прав и свобод допустимы лишь при условии их соразмерности указанным конституционно значимым целям, не могут толковаться расширительно и не должны приводить к умалению других гражданских, политических и иных прав, гарантированных гражданам Конституцией Российской Федерации и федеральными законами.

2.2. Согласно пункту 2 части первой статьи 71 Конституции Республики Башкортостан к ведению Государственного Собрания Республики Башкортостан относятся осуществление законодательного регулирования по предметам ведения Республики Башкортостан и предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Башкортостан в пределах полномочий Республики Башкортостан. Следовательно, защита прав и свобод человека и гражданина входит в ведение данного органа государственной власти Республики Башкортостан и составляет предмет его законодательного регулирования.

Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» установлено, что субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов (пункт 2 статьи 3).

В Определении от 1 октября 1998 года № 145-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что «субъекты Российской Федерации вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения. При отсутствии соответствующего федерального закона субъект Российской Федерации вправе осуществить собственное правовое регулирование, что следует из смысла статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции. С принятием федерального закона закон субъекта Российской Федерации подлежит приведению в соответствие с ним».

В Республике Башкортостан принят Закон Республики Башкортостан от 18 июля 2011 года № 430-з «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время». Учитывая, что в федеральном законодательстве отсутствует административная ответственность за нарушение покоя граждан и тишины в ночное время, Государственное Собрание Республики Башкортостан реализовало свои законодательные полномочия, при этом в оспариваемой заявителем норме не признало совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, осуществляемых в соответствии с законодательством и в рамках канонических требований конфессий в ночное время, в качестве действий, нарушающих покой граждан и тишину в ночное время и влекущих административную ответственность.

Как показал анализ, в Федеральном законе от 26 сентября 1997 года отсутствуют положения о регулировании непосредственно порядка проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний. Урегулирование Государственным Собранием Республики Башкортостан, как того требует заявитель, непосредственно порядка проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний с учетом требования обеспечения покоя граждан и тишины в ночное время означало бы нарушение установленных Конституцией Республики Башкортостан положений о светском государстве, которое не предполагает издание нормативных правовых актов, регулирующих конкретную деятельность религиозных объединений.

4. Из содержания обращения гражданина Беленького А.А. следует, что он усматривает неконституционность пункта 5 части 2 статьи 5 Закона Республики Башкортостан от 18 июля 2011 года № 430-з «Об обеспечении покоя граждан и тишины в ночное время» не в призывах к молитве как таковых, а в излишней, по его мнению, громкости их звучания, превышающей оптимальный и предельно допустимый уровень влияния на организм человека факторов среды его обитания по уровню шума, то есть нарушении санитарно-эпидемиологических требований.

Исследование фактически поставленного заявителем вопроса о соответствии громкости звучания призывов к молитве в утренние и вечерние часы нормам гигиенических нормативов (установленного исследованиями допустимого максимального или минимального количественного и (или) качественного значения показателя, характеризующего тот или иной фактор среды обитания с позиций его безопасности и (или) безвредности для человека) не входит в компетенцию Конституционного Суда Республики Башкортостан, который решает исключительно вопросы права. При осуществлении конституционного судопроизводства Конституционный Суд Республики Башкортостан воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов (статья 4 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан»). С учетом изложенного разрешение вопроса, поставленного Беленьким А.А., неподведомственно Конституционному Суду Республики Башкортостан (часть 1 статьи 3 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан»).

Поскольку законоположения, принятые в рамках полномочий законодателя по регулированию вопросов охраны правопорядка и общественной безопасности, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права и свободы заявителя, Конституционный Суд Республики Башкортостан не усматривает и какой-либо неопределенности в оспариваемой гражданином Беленьким А.А. норме закона. В силу этого жалоба, как не отвечающая требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Республики Башкортостан (часть 1 статьи 42 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан»), не может быть принята к рассмотрению.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части 1 статьи 3 и частью 1 статьи 4, пунктом «а» части 2 статьи 38, пунктами «а» и «б» части 1 статьи 46, статьей 77 Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан», Конституционный Суд Республики Башкортостан

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Беленького Александра Александровича, поскольку разрешение поставленных в ней вопросов Конституционному Суду Республики Башкортостан неподведомственно, а также в связи с тем, что она не отвечает требованиям Закона Республики Башкортостан «О Конституционном Суде Республики Башкортостан», в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Уплаченная государственная пошлина подлежит возврату.

3. Определение Конституционного Суда Республики Башкортостан по данной жалобе не может быть пересмотрено иным судом.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в «Ведомостях Государственного Собрания – Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан» и на «Официальном интернет-портале правовой информации Республики Башкортостан» (www.npa.bashkortostan.ru).

Конституционный Суд

Республики Башкортостан

№79-О



© Конституционный Cуд Республики Башкортостан 2013 Создание сайта - Интернет Технологии